Статті

Многие проблемы в сфере качества и безопасности агропродукции имеют системный характер – Владимир Лапа

Качество и безопасность украинского зерна – две проблемы, которые делают его менее конкурентоспособным на мировом рынке. Поскольку вопрос контроля в этой сфере находится в компетенции государства, в частности созданной Государственной службы Украины по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей, о том как обстоит ситуация с фитосанитарным и ветеринарным контролем в Украине и ожидаемых изменениях мы поговорили с руководителем Госпродпотребслужбы Владимиром Лапой.


- Госпродпотребслужба Украины и Вы как глава проработали уже 5 месяцев. Какие поставленные задачи выполнены или находятся на пути воплощения и где возникли проблемы?

- Госпродпотребслужба создана и фактически начала работать в апреле 2016 года, решение о создании было принято в сентябре 2014 года, но все организационные процедуры длились 1,5 года. Я работаю в службе с декабря 2015 года. То, что служба создана – это уже результат, учитывая, какое продолжительное время заняли организационные процедуры. Непростой задачей было обеспечение финансирования, которая все-таки с определенными задержками была решена. Более того, отдельным решением было обеспечено финансирование под проведение мониторинга остаточного количества ветеринарных препаратов, что является обязательным условием экспорта украинской продукции животноводства. Т.е. все необходимые решения по финансированию в рамках тех бюджетных планов, которые у нас были на этот год, мы выполнили. Кстати, сейчас продолжается бюджетный процесс на 2017 год. Мы рассчитываем на то, что финансирование и противоэпизоотических мероприятий, и средства на проведение лабораторных исследований, и в части выплаты заработной платы будет обеспечено на надлежащем уровне. Мы понимаем, что сложная ситуация в стране, но думаю, большинство специалистов и экспертов уже осознали, что пренебрежение элементарными мероприятиями безопасности в части обеспечения противоэпизоотических и карантинных мероприятий приводит к еще большим потерям, в том числе бюджетным.

Среди наших планов было повышение мотивации для персонала, так как тяжело бороться с коррупцией, когда зарплата работников составляла 1500-1700 грн., и говорить о какой-то эффективной работе чрезвычайно сложно. Мы в значительной мере реализовали эти планы. Во-первых, через вступление в силу новой редакции ЗУ о госслужбе, который предусматривает более высокую мотивацию для госслужащих. Как и планировалось, мы не набираем полную, предельную численность специалистов. Лучше иметь меньшее количество высококвалифицированных специалистов, но платить им достойную заработную плату, поскольку вопрос человеческого капитала актуален в Украине для бизнеса, а тем более на государственной службе. Опять же по плану проводим ряд обучений – благодарим за поддержку наших международных партнеров, в первую очередь проект Европейского союза под руководством Тони Вила, в рамках которого проводились тренинги по HACCP. Мы планируем презентацию результатов в октябре. Оценку знаний проводила компания СЖС, фактически независимо от тренеров, и мы имеем действительно объективные результаты. В общем, около 75% тех людей, которые проходили тренинги, сдали успешно тесты. Кроме того, проводим много разнообразных тренингов, в т.ч. по противоэпизоотическим мероприятиям. Продолжаем работу по созданию более комфортных условий для бизнеса – в Верховной Раде зарегистрирован законопроект о делегировании полномочий в сфере фитосанитарного контроля негосударственным лабораториям. Надеюсь, в ближайшее время он будет поставлен на голосование в Верховной Раде.

На сайте Минагропрода сейчас опубликован проект приказа о периодичности контроля на границе. Надеюсь, в ближайшее время после обсуждения с бизнесом будет сформирована окончательная редакция данного документа. Хотя пока отношение бизнеса к этому документу неоднозначное. Мы также активно участвовали в доработке законопроекта №0906, особенно в той части, где речь идет о необходимости получения документа компетентного органа при импорте продукции неживотного происхождения. В отличие от действующего законодательства, проектом предусмотрено, что по ряду низкорискованных видов продукции достаточно будет документов производителя.
Также мы полностью готовы к работе в формате единого окна. Около 800 инспекторов введены в систему, готовы работать во всех трех направлениях: фитосанитарный контроль, ветеринарный контроль, санитарный контроль во всех областях Украины. Не могу сказать, что все идет гладко: в частности, в наших планах было обеспечение видеофиксации процесса проверок. Мы держим это в фокусе нашего внимания, но пока что не так просто найти необходимое финансирование. В дальнейшем – усовершенствование системы идентификации скота и многие другие вопросы. Мы понимаем, что рано или поздно мы это сделаем, вопрос когда: или в этом году, или в начале следующего выйдем на реализацию всех тех задач, которые мы перед собой ставим.

Еще один из принципиальных вопросов – это государственные закупки. Мы перешли на систему ProZorro, благодаря которой в среднем экономится около 20% бюджетных средств.

- На сегодняшний день довольно остро стал вопрос фитосанитарного состояния полей в Украине. Согласно последним данным Госпродпотребслужбы (на конец августа) по обследованию посевов в девяти областях Украины во исполнение протоколов фитосанитарных и инспекционных требований в отношении экспорта ячменя, сои, кукурузы из Украины в Китай, в образцах были выявлены карантинные объекты, запрещающие экспортировать зерно в КНР. Какова реальная ситуация на украинских полях сегодня?

- Хочу сказать, что в некоторых СМИ прозвучала не совсем правильная трактовка, что экспорт зерна запрещается. Нет запрета на экспорт зерна в Китай, речь идет о наших собственных запретах: там, где мы находим на полях объекты, которые не отвечают китайским фитосанитарным требованиям, мы локализуем эти площади и будем давать возможность экспортировать с тех площадей, которые не поражены такими объектами. Таким образом, ведется работа на опережение – это нормальная практика. Более того, если бы мы этого не делали, то заканчивалось бы все тем, что мы получали бы факты несоответствия уже непосредственно в КНР, а это намного хуже. Это наши обязательства, мы их выполняем, и мы имеем намерение в дальнейшем достаточно жестко придерживаться их. К сожалению, мы уже получили одну нотификацию от КНР. Была соответствующая дискуссия на заседании рабочей группы по рынку зерна в Минагропроде. Мы понимаем, что есть либеральные условия для ведения бизнеса, и стараемся максимально их придерживаться. Но есть международные обязательства, которые должны быть константой, и мы сделаем все от нас зависящее для того, чтобы их придерживаться.

В то же время принципиально важно не скрывать проблемы, которые касаются ветеринарного или фитосанитарного состояния нашей продукции, а открыто о них говорить. Если есть проблема и ты ее прячешь, ты теряешь доверие. Если есть проблема и ты работаешь на опережение, тем самым делая невозможным поступление проблемной продукции на рынок той или другой страны, наоборот, ты заслуживаешь доверия. Тем более что требования разных стран – они разные. Если, например, у Египта или Израиля нулевая толерантность по амброзии, то Южная Европа в разумных пределах принимает зерно с амброзией, и задача в том, чтобы отправлять на каждый рынок то зерно, которое отвечает фитосанитарным требованиям конкретной страны.


- Какие объекты, содержащиеся в украинском зерне, являются карантинными для стран-импортеров?

- У каждой страны, куда экспортируется украинское зерно, существует перечень основных относительно риска карантинных объектов. Один вопрос – это наша работа, а другое – это организация системы логистики. И на это мы, к сожалению, повлиять не можем, так как даже если зерно нормальное на полях – дальше задачи бизнеса обеспечить логистику собственно этого зерна на конкретное судно, которое идет в конкретную страну. Без смешивания на элеваторах, так как если зерно попадает на элеватор – для него должна быть выделена отдельная банка. Например, для такой страны, как Китай, это принципиально важно.
Относительно нашей части работы – фитосанитарного состояния зерна на полях – мы не имеем намерения спокойно со стороны наблюдать за текущей ситуацией. В начале августа в Международной финансовой корпорации с основными ассоциациями, с трейдерами состоялась дискуссия, в рамках которой был определен основной перечень проблемных подкарантинных объектов, из-за которых мы можем получить нотификации из разных стран, а также просчитана потенциальная стоимость мероприятий по ликвидации этих объектов, для того чтобы сделать украинское зерно более чистым. В ближайшее время запланирована очередная встреча в Международной финансовой корпорации, мы эти мероприятия обсудим с трейдерами. Они готовы приобщаться, в т.ч. в части финансирования мер по борьбе с вредителями. Мы, со своей стороны, не хотим на этом зарабатывать деньги, как это было раньше, мы готовы обеспечивать эти работы под надзором или под контролем, или даже под управлением любой международной организации, для нас принципиально навести порядок на полях. Для трейдеров – это также принципиально.
Я надеюсь, что по основным объектам риска в результате проведенной работы мы сможем уже в следующем году работать не столько над контролем фитосанитарного состояния зерна, а и в т.ч. над общими программами с зерновым бизнесом по усовершенствованию технологий, фитосанитарного состояния полей и по выходу на большее количество потенциальных рынков ввиду нормального фитосанитарного состояния украинского зерна.

- Каждая партия экспортируемого зерна проходит лабораторную проверку. Проблемы, возникшие в текущем году, были и ранее? Были ли претензии относительно наличия карантинных объектов в зерне от других стран, кроме Китая?

- На самом деле проблемы накапливаются системно. Есть определенные мероприятия по дерегуляции, действовал мораторий на проверки. Я не приверженец проверок, но их отсутствие расхолаживает. По моему мнению, нужно эту страницу перевернуть. Действительно, когда речь идет о системном нарушении, там, где оно сознательное, все же хозяйствующие субъекты должны нести ответственность. К этому необходимо идти эволюционно, через разъяснение, но параллельно должны быть государственные программы по борьбе с основными объектами риска, и, с одной стороны, мы и бизнес вместе должны помочь это сделать. Теоретически и практически оборот карантинных объектов должен быть под запретом. Сначала мы должны помочь локализовать их, но кто дальше не будет соблюдать и снова создаст источник распространения таких объектов в Украине – тогда нужно уже влиять с точки зрения административного ресурса, с точки зрения контролирующих функций. И это касается не только фитосанитарного состояния – болезней, вредителей, сорняков, – но также и ГМО. Ни для кого не секрет, что в Украине ни одного ГМ сорта не зарегистрировано, тем не менее, время от времени эта продукция на рынке появляется.

Думаю, мы придем к такому варианту, возможно, уже в следующем году, когда тот, кто сознательно идет на нарушение законодательства, будет нести за это ответственность. Не совсем правильно делать это по отношению к уже выращенному урожаю, но наводить порядок в 2017 году мы будем.

Относительно претензий от других стран, в основном, это Индонезия по головне, были определенные претензии по другим странам (в частности амброзия, спорынья и пр). К сожалению, у нас серьезно увеличилось количество нотификаций, частично это связано с изменением системы контроля, но лишь частично. Например, если говорить об Индонезии, то раньше Украина не экспортировала свою продукцию в эту страну. Фактически от Индонезии мы на протяжении последних двух лет получили 35 нотификаций. Если отнять это количествоот общего числа нотификаций, то статистика уменьшится вдвое. Но Индонезия для нас новый рынок, а, следовательно, необходимо усвоить новые требования. Естественно, это новые вызовы, и мы должны быть готовы как компетентный орган, но и бизнес должен быть к этому готов. Мы, что называется, в одной лодке.

- Чего ожидать украинским аграриям от принятия законопроекта о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно порядка проведения фитосанитарной экспертизы и приведения законов в соответствие с международными фитосанитарными стандартами?

- Речь идет о законопроекте, который дает возможность проводить анализ в негосударственных лабораториях. Это, в сущности, та самая модель, которая в ближайшее время будет работать на рынке пищевой продукции. В большинстве развитых стран даже идут дальше: в некоторых странах предоставляется возможность выдавать фитосанитарный сертификат негосударственным, сюрвейерским компаниям. У нас сейчас происходит дублирование: с одной стороны, проводим контроль-анализ, лабораторные исследования в Госпродпотребслужбе, а с другой – трейдеры заказывают исследования у сюрвейеров. Таким образом, участники рынка дважды платят за одно и то же. Не уверен, что мы сейчас готовы к делегированию функций, чтобы сюрвейерские компании выдавали фитосанитарные сертификаты, но готовы отработать модель, когда, по меньшей мере, лабораторные исследования могут проводиться в негосударственных лабораториях. Это целесообразно сделать. Мы не только не возражаем, а были одним из основных драйверов таких изменений. Мы считаем их полезными для рынка. Это как элемент дерегуляции, демонополизации, посмотрим, как это будет работать, надеемся, что в ближайшее время ВР поддержит эти изменения. Возможно, там нужно будет внести определенные корректировки между первым и вторым чтением, но как базовое и стратегическое направление мы его поддержим. Потом уже можно будет думать над дальнейшими мероприятиями либерализации регулирования. Логика очень простая: негосударственная лаборатория – работай, исследуй под гарантию отсутствия нотификации. Полученные результатыдолжны восприниматься на рынке сбыта. Это твоя ответственность. Если нотификаций нет, ты зарабатываешь деньги. Если нотификация приходит – первое предупреждение, второе – отзыв полномочий. Год ты не сможешь выполнять функции и зарабатывать деньги. Нет лучшего стимула для корректных лабораторных исследований, чем зарабатывать на этом деньги. Мы переводим это в плоскость бизнеса и, я думаю, что это должно сработать положительно для всего зернового рынка Украины.


- В Украине складывается сложная ситуация из-за вспышек в регионах африканской чумы свиней, что соответственно негативно сказывается на экспортных поставках мясной продукции. Как Вы оцениваете данную ситуацию? Почему на протяжении нескольких лет данная опасность не ликвидирована, и что еще нужно предпринять для повышения эффективности борьбы со вспышками АЧС?

- Действительно, с августа этого года ситуация с АЧС очень обострилась – 32 случая только за один месяц. При том, что за весь прошлый год было зафиксировано 40 случаев. Эту ситуацию откровенно можно назвать угрожающей. В первую очередь для свиноводства, но не только. Есть вопросы, которые находятся в нашей компетенции, например отладка процесса идентификации. Необходимы максимально либеральные условия, максимально открытая система для того, чтобы превратить это из зарабатывания денег в систему, которая будет ориентирована на интересы заказчиков, на интересы хозяйствующих субъектов. Во многих странах можно авторизоваться, заказать номера или клеймо, или бирки там, где хочет хозяин животного, – не обязательно у государства. Можно изготовить самому, минимизируя затраты и эффективно проводя идентификацию под гарантию того, что информация будет введена в реестр. Такой же большой вопрос по отслеживанию дальнейшего движения не только животных, а и готовой продукции. Относительно последней мы предлагаем все-таки обязать вписывать основные показатели хотя бы в товарно-транспортную накладную. По живым свиньям будем ориентировать и наши лаборатории на рынках, и наших уполномоченных врачей на бойнях, чтобы без внесения информации в систему идентификации, без понимания того, откуда приходит продукция и где животное было выращено, оно приниматься как на забой, так и на рынке не будет. Мы не войдем в этот режим не за неделю, возможно, даже не за месяц, но до конца года мы в этот режим войдем.

Возможно, для кого-то изменения будут неожидаемыми, но у меня нет сомнения в том, что они необходимы. Мы будем ставить вопрос о запрете на подворный забой, по меньшей мере, на свиней. Работают маленькие фермы с нулевой защитой по биобезопасности, работают колбасные мини-цеха, а это просто нарушение законодательства по безопасности и качеству пищевой продукции. Я уже не говорю о законодательстве об идентификации. Там где бизнес – пожалуйста, реализуйся как бизнес, выполняй мероприятия безопасности, мы будем помогать. Если под видом домохозяйства – это ферма на 50-100 голов, это нонсенс, так как именно такие фермы, которые еще не перешли в товарный сектор, но уже являются источником распространения свиней и продукции животноводства, они основные в зоне риска наряду с домохозяйствами. Мы обсуждаем с Минагропродом программы по рискованным зонам, программы замещения поголовья свиней или отказа от содержания свиней в домохозяйствах с тем, чтобы помочь людям перейти на птицу или на овец/коз, дать такую возможность: кто захочет – воспользуется, кто не захочет…, значит все равно необходимо будет думать о том, как выполнять требования законодательства относительно содержания свиней.

Ситуация очень простая: вирусу все равно – или это хозяйство на 60 тыс. голов, где два уровня биозащиты, или это хозяйство, где содержится две головы. Или мы обеспечим надлежащий уровень биобезопасности, или вирус сам это сделает путем уничтожения свиней в Украине. Я думаю, всем очевидно, что первый вариант намного лучше. Мы сейчас работаем, и уже достигнуто предварительное соглашение с регуляторной службой по инструкции по содержанию свиней, дорабатываем ее с Минагропродом. Поработаем над инструкцией по перевозке свиней. Т.е. мы видим целый ряд проблем, которые в Украине накапливались хронически. То, чем занималась Госветфитослужба, и чем занимались мы в этом году – это ликвидация, в некоторых случаях она успешная, в некоторых остаются вопросы. По ликвидации та же проблема: предусмотрено, что компенсацию получают владельцы, если это не товарные фирмы, если это домохозяйства. Понятно, что для них это какие-то необходимые для жизни средства. Это не бизнес, а дополнительный источник для семьи. И просто так никто свинью не отдаст, необходима компенсация из местных бюджетов, через сессию местного совета. Но между выявлением факта АЧС и выплатой денег иногда проходит 2-3 недели, иногда 2-3 месяца, иногда больше. Через 2-3 недели мы приходим, видим, что 20-30% свиней там уже нет, и на каждую тропку, по которой можно вывезти эту свинью из населенного пункта, полицейского и ветеринара не поставишь. Т.е. 100% проконтролировать – это очень сложно. Мы понимаем, что нужно повышать эффективность такого контроля, но есть вещи, которые не откорректируешь нашими внутренними усилиями. Поэтому очевидным является вопрос о более оперативной выплате людям денег, чтобы они были убеждены, что им возместят стоимость этого поголовья.

Другой вопрос – контроль дикой фауны. Мы не получаем информацию о заболевании диких кабанов. Такая ситуация сложилась из-за того, что егеря по обыкновению не сообщают об умерших диких кабанах, которых находят в лесу, ведь им уменьшают тогда лимит на охоту. А для них охота – это зарабатывание денег. Кто будет отчитываться? Законодательство построено так, что существует дестимулирование выявления заболевания. Относительно этого состоялась предварительная дискуссия с замминистра Минприроды, у них есть понимание, что это нужно корректировать, и совместно с ними будем отрабатывать способы. Т.е. то, о чем я говорю, – это не вопрос мая или сентября этого года. Это проблемы, которые накапливались годами. Действительно ситуация довольно сложная, но в моем понимании еще не утрачено время для того, чтобы начать ее исправлять. Мы уже понимаем, что у нас будет существенное количество случаев АЧС и в следующем году. Это заболевание быстро не ликвидируется. Есть определенные объективные факторы. Если то, что я сказал, и другие мероприятия, которые мы сейчас готовим к заседанию государственной чрезвычайной противоэпизоотической комиссии, – будут приняты и реализованы и нами и другими заинтересованными центральными органами нашей власти, мы выйдем на траекторию, которая приведет к постепенной локализации заболевания АЧС.

- По мнению экспертов и участников рынка, Украина находится под угрозой потери имиджа поставщика на мировой рынок качественной и безопасной сельхозпродукции. Вспышки АЧС и фитосанитарное состояние полей ставят под угрозу экспорт фуражного зерна из Украины, а в отношении экспорта кукурузы в новом сезоне прогнозы и вовсе не радужные. Каково Ваше мнение относительно сложившейся ситуации и насколько реальны опасения участников рынка?

- По фитосанитарному направлению мы бьем рекорды по экспорту и экспортируем. Думаю, что покупатели – это не безрассудные люди, и они бы не покупали, если бы сомневались в имидже украинской продукции. Конечно, нам тяжело конкурировать, рынок всегда сложный, когда цена на зерно падает. Когда цена на зерно высокая, количество нотификаций небольшое, так как купить бы хоть что-то, лишь бы подешевле – это нормальная естественная логика. Когда цена на зерно низкая, то каждая страна начинает придирчивее относиться к фитосанитарному состоянию и другим показателям безопасности, есть объективные вещи, о которых я говорил выше, и мы понимаем, что нам надо их корректировать. Но зерно покупалось и будет покупаться на мировом рынке. По ветсостоянию – действительно большинство стран отказывается от украинской продукции свиноводства, хотя мы пробуем выйти на те или иные рынки. Конечно же, при нынешней эпизоотической ситуации по АЧС это скорее мечта, чем реалии. Сначала мы должны выполнить домашнее задание, а потом мечтать о мировых рынках. К сожалению, это факт. На данный момент речь идет о том, чтобы удержать ситуацию под контролем – это более реалистическая задача, чем работа с экспортными рынками. Посмотрите на то, что происходит вокруг Украины, посмотрите на статистику по нодулярному дерматиту – 50-60 случаев в соседних странах. Россия, Сербия, в некоторых странах даже больше. За месяц. Посмотрите на ситуацию с ящуром. К счастью, относительно эпизоотической ситуации, да, АЧС – проблема, но, вообще, мы имеем не настолько плохую ситуацию, как во многих сопредельных странах. И это также ответ тем, кто склонен критиковать. В т.ч. и из соседних стран. Там многие Украину подвергают критике, но при этом забыли, откуда пришла АЧС и в Беларусь, и в Украину.


Автор: admin від 01.11.2016





  

Відеорепортаж